2005/03/01

Письмо свящ. Павла Адельгейма архиепископу Псковскому и Великолукскому Евсевию с просьбой о примирении от 01.03.2005 г.

Его Высокопреосвященству
Высокопреосвященному
Евсевию, архиепископу
Псковскому и Великолукскому.

Ваше Высокопреосвященство!

«Снисходя друг другу и если кто на кого имеет жалобу Христос простил вас, так и вы» (Кол.3,12−13).

Январский номер Псковского епархиального вестника* опубликовал «Деяния епархиального собрания» и «Обращение к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию П» (текст публикации не найден), осуждающее «поступки, недостойные звания православного священнослужителя, одного из клириков Псковской епархии протоиерея Павла Адельгейма» [ «Благодатные лучи» N1 (81) 2005 г. стр.9−11]. Жалоба и публикация не указывают конкретных поступков, квалифицированных епархиальной прессой в качестве «недостойных». Общие фразы не разъясняют истоки вражды к «одному из клириков Псковской епархии», не предлагают пути к её преодолению.

Выполняя Волю Вашего Высокопреосвященства, я опубликовал в «МК» своё покаянное письмо, испрашивая у Вас прощения за невольную обиду, причинённую публикацией моей книги «Догмат о Церкви». Поскольку реакция Вашего Высокопреосвященства осталась мне неизвестной, ещё раз выполняю Ваше пожелание и приношу своё покаяние через «Псковскую правду». Подчиняясь требованию христианской совести, снова прошу у Вас милости и терпения к моему настойчивому поиску примирения.

Может ли христианин иметь врагов? Может, если Христос Спаситель заповедал: «любите враги ваша». Как понимать слово «враг»? По определению В. Даля, «недоброжелатель” — человек, который желает мне зла, старается причинить неприятности и злорадствует, когда со мной случается несчастье. Христианин может иметь врагов, но сам не может быть врагом никому. Отношение к другому — другу или врагу, — которое заповедал Бог, называется любовью: «Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас» (Мф.5,44).

Тот, кто любит и прощает, не может быть врагом. Понятие «враг» в словах Христа Спасителя выражает одностороннее, а не взаимное отношение. Христианин может иметь врагов, но сам никому врагом быть не может. Я отказываюсь быть Вашим врагом и желаю Вам блага. Жития святых Никифора и Саприкия, Тита и Евагрия выражают церковную традицию: благодать Божия оставляет тех, чьё сердце затаило месть и не умеет прощать. Эта новозаветная традиция запечатлена в Евангелии и апостольских посланиях.

«Дети Божии и дети диавола узнаются так:…не есть от Бога не любящий брата» (1Ин.3,10).
«Не любящий брата пребывает в смерти» (1Ин.3, 14).
«Всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца…(1Ин.3, 15).
«Кто говорит: я люблю Бога, а брата своего ненавидит, тот лжец“(Ин.4, 20).
«Мы имеем от Него заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего» (Ин.4, 21).

Если мы верим истине этих слов, а не только используем для проповеди, как может совесть наша оставаться в безмятежности, пока в сердце живёт вражда?

Вы и я предстоим одному и тому же Святому Престолу, совершая Божественную Литургию, и зовём: «Возлюбим друг друга»! Встаёт неизбежный вопрос: «Наши слова выражают крик души или ханжество, за которое Христос осуждал фарисеев»? Да не будет! Я не подхожу под определение «врага», поскольку постоянно молюсь Богу о Вас, Вашем здоровье и благополучии и желаю Вам искренне прощения и милости от Бога.

Много раз я письменно просил у Вас прощения за огорчение, невольно причинённое публикацией книги. Мои письма к Вам всегда безответны. Однажды Вы ответили на моё покаяние письмом, содержавшим обличения, оскорбления, вечное осуждение на «место, со всеми клеветниками и диаволу уготованное им от вечности» и пожелание «принести всенародное покаяние через средства массовой информации». Я понимаю Вашу обиду.

Я не понимаю её неутолённости в течение трёх лет. Я давно готов придти к Вашему Высокопреосвященству, просить примирения, но Вы отказываете мне в «кабинетном примирении».

Вы требуете, что бы я отрёкся от написанной книги, поскольку считаете её личной инвективой против Вас. Это не верно.

Книга состоит из трёх частей. Первая часть раскрывает православную екклезиологию. Вторая часть раскрывает учение о Церкви с позиций действующего Устава РПЦ, а третья показывает как Устав РПЦ осуществляется (и, к сожалению, нарушается) в практике епархиальной жизни. Достоверность требует свидетельства очевидца, готового отвечать за свои слова. Поэтому я пишу о том, что вижу своими глазами и слышу своими ушами. Разве удивительно, что я привожу факты из жизни Псковской епархии? Когда я служил в Ташкентской епархии, то писал о деятельности архиепископа Ермогена (Голубева), которая оставила неизгладимое впечатление. Теперь я служу в Псковской епархии и пишу о том, что происходит на моих глазах.

Обо всём, что написано в книге, я много раз писал Вам в своих письмах, докладных записках и прошениях. В книге нет ничего нового, о чём Вы не читали в предыдущие годы. Моя книга возникла из внутренней необходимости пережить воздвигнутое на меня гонение, понять причины и духовный смысл событий недопустимых, но происходящих в церкви.

Мне пришлось вторично пережить нелепую ситуацию, когда меня вынуждали озлобиться и стать врагом. Прежде злым гением было Советское государство, Коммунистическая партия и их репрессивный аппарат. Логика преследования была проста: расстреляли дедов и отца, посадили в тюрьму мать — сын должен озлобиться и мстить: вот и поехал я в казахстанскую ссылку.

А затем, пожизненная опека госбезопасности, где бы ни жил. Выгнали из средней школы, выгнали из Духовной семинарии, препятствовали венчаться, препятствовали служить, осудили, посадили, отрезали ногу — всё было понятно: сын «врагов народа» должен погибнуть, хотя никто из нашего рода не причинил вреда советской власти, напротив: созидал её материальные и духовные ценности.

Впервые моё уважение к епископу подверглось испытанию при ознакомлении с судебным делом, когда я прочёл донос, написанный епископом, другом моей юности. Это была очевидная клевета. Она легла в основу моего приговора. Весь лагерный срок я молился Богу, чтобы мне не озлобиться и благодушно понести крест. Бог услышал мою молитву и даровал мир моему сердцу. Слава Богу за всё.

С Вашим приходом в Псковскую епархию репрессивная история повторилась. Как не задуматься о смысле происходящего? За десять лет совместного служения я Вас ничем не огорчил. Вы не можете сообщить ни одного порочащего меня факта или причинённой Вам обиды.

Свои обиды я забыл, когда родилась книга.

Ваше Высокопреосвященство!

На закате наших дней вспомним путь, пройденный за 70 лет служения в церкви, и примиримся у порога Великого поста и грядущего суда Божия! Попросим вместе у Бога прощения грехов, веруя, «что если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего небесного» (Мф.18,19).

Благодать и милость Божия с Вами, недостойный иерей Павел Адельгейм.
01марта 05 г. Понедельник недели «о Страшном суде».

Примечание: Архиепископ Евсевий ничего не ответил на это письмо.

Источник: http://rusk.ru/st.php?idar=6622