Как преследовали протоиерея Геннадия Фаста за стремление к полноценной катехизации

«На епархиальном совете было решено крестить всех сразу, сводя все оглашение к некоторым словам перед крещением»

Протоиерей Геннадий (Генрих) Фаст родился в 1954 году в селе Чумаково Новосибирской области в глубоко верующей протестантской немецкой семье Генриха и Елены Фастов. Родители мальчика оказались в Сибири после заключения в лагере по «антисоветской» статье и последующей ссылки.

С 1972 по 1976 год Генрих учился на физфаке Карагандинского университета, откуда был выгнан за веру. В 1976 году он восстановился на физфаке Томского университета. Протестантизм казался ему слишком сухим, и поиски истины привели его к знакомству со служившим тогда в Новосибирске протоиереем Александром Пивоваровым и исповедником веры Игнатием Лапкиным, жившим в Алтайском крае. Игнатий Лапкин к тому времени уже отсидел за веру свой первый срок и готовился ко второму. Общение с этими людьми, изучение церковной истории и творений святых отцов произвели в душе Генриха полный переворот. На пятом курсе (в 1977 году) он принял крещение в православной Церкви с именем Геннадий. В 1978 году, уже во время работы на кафедре теоретической физики, он был обвинен в организации религиозной ячейки и выгнан из Томского университета.

В 1980 году он стал священником, служил в разных приходах Тувинской республики, Кемеровской области, но основное служение нес в Красноярском крае. Имея большую семью, воспитывая пятерых детей, отец Геннадий заочно окончил Московскую духовную семинарию и академию. Здесь же в 1995 году он впоследствии защитил диссертацию на степень кандидата богословия.

В 1983 году о. Геннадий Фаст стал настоятелем Успенского кафедрального собора в Енисейске. Здесь он принял решение о необходимости учить народ, приходящий в церковь, проводил катехизические беседы перед крещением и готовил себе в помощники других катехизаторов. Его катехизическая деятельность не осталась незамеченной советскими властями. В 1985–1986 годах на него было заведено уголовное дело по двум статьям: финансовые нарушения (которых на самом деле не было) и политическая неблагонадежность. Семь месяцев следствия, обысков, допросов могли бы завершиться плачевно для «политически неблагонадёжного» священника, но политическая обстановка изменилась, а вскоре не стало и советской власти.

В 1994 году первым в епархии и вторым в России благочинный Геннадий Фаст открыл в Енисейске православную прогимназию свв. Кирилла и Мефодия. Следом за ним в этом же благочинии его воспитанником священником Андреем Юревичем была открыта в городе Лесосибирске (Красноярский край) православная гимназия св. Иоанна Кронштадтского.

В 2004 году Известный проповедник и катехизатор протоиерей Геннадий Фаст представлен архиепископом Красноярским и Енисейским Антонием (Черемисовым) к ордену преподобного Сергия Радонежского
В апреле 2010 года Протоиерей Геннадий Фаст назначен председателем епархиального Отдела религиозного образования и катехизации, переведён из Енисейска в Красноярск и поставлен настоятелем одного из главных храмов краевого центра – Архангело-Михайловской церкви. Храму по его прошению придан статус катехизаторского
В мае 2010 года Отец Геннадий без какого бы то ни было объяснения причин снят с должности настоятеля Архангело-Михайловского храма Красноярска и возвращен в Енисейск.
В мае 2010 года Опубликовано открытое письмо одного из учеников о. Геннадия, игумена Арсения (Соколова), озаглавленное «Письмо в защиту духовного отца». Вот фрагмент письма: «Отец Геннадий охотно и с энтузиазмом взялся за выполнение своих новых послушаний: за реорганизацию вверенного ему отдела, за подготовку к открытию семинарии. Он остановил в Архангело-Михайловском храме требный конвейер[1] и ввёл в нём катехизацию. Всего-то от двух до шести бесед, по выбору оглашаемых! Но и это для краевого центра – событие, увы, даже в наше время церковной весны неслыханное: до сих пор во всех храмах краевого центра расписание ежедневных крещений больше напоминает расписание маршрутных такси. Неужели, наконец, сдвинулось? – вдруг подумали все. Неужели и в Красноярск пришла церковная весна? И вдруг внезапно последовал новый, всех обескураживающий архиерейский указ – о возвращении протоиерея Геннадия обратно в Енисейск! Архангело-Михайловский храм лишен статуса катехизаторского, прекращены огласительные беседы, заработал, как прежде, требный конвейер. Остановлена подготовка к открытию семинарии. И богословских семинаров, видимо, тоже уже не будет. И катехизации ни в одном из многочисленных храмов краевого центра с миллионным населением как не было, так и не будет».
Июнь-июль 2010 года В июньском и июльском номере газеты «Православное слово Сибири» опубликована проповедь архиепископа Антония, озаглавленная при публикации «Смотрите, како опасно ходите…» (Еф. 5: 15)[2]. в которой автор осуждает практику оглашения в качестве обязательной. Он даёт собственную интерпретацию каноническим требованиям во время оглашения[3], осуждает целование мира среди мирян на литургии, чтение Писания лицом к народу и многое другое. http://www.pravmir.ru/smotrite-kako-opasno-xodite-ef-5-15/#ixzz3PezLw2Lf
4 июля 2010 года Указом архиепископа Антония о. Геннадий освобожден от должности председателя епархиального Отдела религиозного образования и катехизации, должности благочинного Енисейского церковного округа (которую он занимал с 1990 года), снят с должности настоятеля Успенского храма после двадцати семи лет настоятельства.
8 октября 2010 года В Журнале Московской Патриархии опубликована статья прот. Геннадия Фаста «Идите, научите все народы, крестя их…» В ней он обосновывает необходимость подготовки людей ко крещению и делится своим катехизическим опытом: «Крещение — врата церковные. В наше время эти врата порой одиноко стоят в чистом поле, которое есть мир (ср.: Мф. 13, 38), и прошедшие через них оказываются там же, где и были. Врата в Никуда. Как же приладить их к храму, чтобы для вошедших в них мир оказался за дверьми, а сами они — в доме Божием? Многие пастыри, да и вся Церковь ищет ныне эти пути».
Октябрь 2010 года В интернете появляется Открытое письмо протоиерея Геннадия Фаста (сокращенный вариант письма в виде статьи и был опубликован в ЖМП). В   этом письме о. Геннадий отвечает на обвинения архиеп. Антония, высказанные в статье «Смотрите, како опасно ходите…»[4]. В письме отец Геннадий выражает удивление тем, что, с одной стороны, патриарх Кирилл пишет: невозможна ситуация крещения без подготовки; и отец Геннадий своей деятельностью выполняет задачи, поставленные патриархом. С другой стороны, именно за выполнение этих постановлений архиеп. Антоний обвиняет его в протестантской ереси. Духовенство Красноярской епархии, пишет о. Геннадий, оказалось в странной ситуации противоречия между высказываниями архиепископа и рекомендациями Синодального Отдела религиозного образования и катехизации.
Открытое письмо протоиерея Геннадия Фаста о богословском споре с архиепископом Антонием
12 ноября 2010 года Протоиерей Геннадий Фаст переходит служить в Абакано-Кизилскую епархию
30 ноября 2010 года Протоиерей Геннадий Фаст назначен настоятелем Абаканского храма в честь святых равноапостольных Константина и Елены (Абаканская епархия).
Январь 2011 Вслед за уходом протоиерея Геннадия Фаста вынужден уехать в родную ему Москву настоятель Крестовоздвиженского храма и основатель православной гимназии Лесосибирска ученик о. Геннадия прот. Андрей Юревич, за двадцать лет до этого избранный приходом к рукоположенннию. Некоторые из свидетелей отзывались об этом событии так: «На его место уже прибыл новый настоятель, о. Димитрий из Канска. Приехал, собрал весь причт и приказал: отныне никакой катехизации, крестить всех подряд и только за деньги. И вообще всё должно быть “как в Красноярске”. Итак, за разгромом Енисейска совершена расправа с Лесосибирском».

Удивительным образом ситуация в Красноярске повторила уже знакомую нам по разделу «дела о непричащении» коллизию. Стремление высшего церковного руководства исключить из церковной практики столь распространенное в 1990-х -2000-х крещение без подготовки крещаемого или восприемников во многих епархиях, во многих храмах входила в противоречие со ставшим уже привычным повсеместным отношением к крещению как к требе, главное значение которой – в том, что за нее взимается плата. Главным оппонентом о. Геннадия выступил в этой ситуации не только и не столько архиерей (служивший в Красноярской епархии с 1990 года и, значит, рукополагавший избранного прихожанами о. Андрея Юревича и не возражавший против катехизический практики о. Геннадия, пока она не стала вводиться как общеобязательная), сколько те силы в епархии, для которых неправославная практика крещения без какой бы то ни было подготовки казалась привычной и вполне православной.


[1] Имеется в виду крещение без какой бы то ни было подготовки всех желающих за внушительное «пожертвование» (от чего зависит сумма дохода священнослужителей). После «нововведений» о. Геннадия священнослужители лишались значительной части этого дохода: ведь люди, рассматривавшие крещение как простую платную формальность, отказывались и от предваряющих крещение бесед, и от принятия таинства, и от внесения денег. Судя по всему, именно задетые этим красноярские священники надавили на архиерея и добились странного, непоследовательного решения.

[2] 15 июля эта проповедь опубликована также на портале «Православие и мир»

[3]«В практике Святой Церкви никогда не стоял вопрос «крестить или не крестить» в зависимости от уровня познания Истины, которая дается катехизатором. … Само желание родителей младенца или взрослых, с их согласия, крестить дитя, разве не есть уже проявление их веры? И кто смеет из людей, «из них же ни един не свободен от греха», глубину веры крещаемых или восприемников измерить до конца, кроме Бога? Никто», – пишет архиеп. Антоний в полном противоречии с Апостольскими постановлениями («Когда же приблизится время крестить оглашенного, пусть научат его тому, что касается отречения от дьявола и сочетания со Христом. Ибо он должен воздерживаться от противного, а к таинствам приступать тогда, когда наперед очистит сердце свое от всякого злообычая, нечистоты и порока; тогда только он должен приступать к святыне» [Апостольские Постановления, 7. 40].)

[4] В частности, о. Геннадий объясняет, что он не против крещения детей, в чем его обвиняет архиеп. Антоний, но против крещения без подготовки крещаемых или их восприемников. Он пишет: «Не случайно очень часто священники сами за крещаемых дают ответы на вопросы, смысл которых крещаемым совершенно не ведом. Символ веры читает рядом стоящая послушница. Бог у нас что, в плену наших действий или церковной кассы, чтобы после так совершаемого крещения все равно посылать благодать? Св. Кирилл Иерусалимский говорит о таких крещениях: «Омыл тело водою, но не просветил сердца духом; погружалось в воду и вышло из воды тело, а душа не погребалась со Христом и не воскресла с Ним… Приимет тебя вода, но не воспримет дух» (Слово предогласительное, пп. 2,4)».