Канонада всё явственнее

Середина июля 2012 года Происходит встреча о. Иоанна Привалова с одним из первых лиц области. О. Иоанн выражает беспокойство тем, что епархиальное начальство разгромило епархиальную школу[1], говорит, что не хочет отдавать на разгром Заостровье и спрашивает, будет ли вмешиваться в таком случае МВД. Собеседник отвечает, что МВД вмешиваться не будет, но будет ФСБ, т.к. митрополит  Даниил распространяет слухи, что в храме секта, и возглавляет ФСБ в Архангельске хороший знакомый Серафимы (Голубки) генерал Степура[2].
14 декабря 2012 года На епархиальном собрании вторым священником в Заостровье назначен священник Петр Кузнецов.  Он ведет себя тихо; настоятель и прихожане принимают его без конфликта.
15 декабря 2012 года О. Павел Адельгейм пишет в письме о. Иоанну Привалову[3]: «Дорогой отец Иоанн. Получив Ваше письмо, я никак не мог найти правильных слов, чтобы они могли хоть как-то заменить действенную помощь. Наконец, совесть принудила меня решиться и я написал, как сумел. Простите и помолитесь. Знаю, что епископ готовится и на вас тоже обрушить свою неприязнь. Дай Вам Бог выстоять и не ответить ему злом на зло. С любовью во Христе, свящ. Павел»
16 декабря 2012 года Прихожане Заостровья пытаются поговорить с митрополитом, но тот, не останавливаясь, уходит быстрым шагом. Впоследствии митрополит Даниил неоднократно с возмущением рассказывает об этом эпизоде, утверждая, что его «хватали за рясу». Прихожане же вспоминают: «Одна сестра подошла под благословение и спросила Его Высокопреосвященство, когда вернут отца Павла и почему назначили другого священника без учета просьбы прихожан. Владыка Даниил ничего не ответил. Он просто нас игнорировал. Мы бежали за ним, а он не смог остановиться. Дорожка узкая и скользкая, а протодьякон Алексий беспощадно отталкивал нас в сторону. Кто-то случайно коснулся рукава рясы митрополита Даниила… Странно, что владыка Даниил потом стал ставить нам это в вину, говоря везде, что его светскими методами хотели заставить остановиться… Хорошо, что кто-то догадался включить камеру на телефоне и снять всю картину событий». Завершались эти воспоминания, опубликованные в соцсетях, словами: «И хоть обидными показались Его Высокопреосвященству слова нашего брата, что подобными действиями разрушается Церковь, но это правда. И от этой правды никуда не уйдешь, даже если будешь идти быстрым шагом».  
17 декабря 2012 года О. Иоанна Привалова вызывают на заседание малого состава епархиального совета. В заседании участвуют иг. Феодосий (Нестеров), иг. Даниил (Плотников), протодьяк. Алексий Кухта. В ходе долгого, более чем двухчасового разговора о. Иоанн долго рассказывает о том, как сто лет назад и архиерей, и благочиннические собрания Архангельской епархии при подготовке Поместного собора 1917-1918 гг. высказались за богослужение на русском языке, как сам он пришел к мысли о необходимости катехизации, как беспокоит его то, что о епархии и о церкви в интернет-пространстве говорят плохо. Митрополит Даниил долго возмущается тем, как его «хватали за рясу» и говорит две вещи, которые представляют интерес в контексте дальнейших событий: 1) «Если бы я как-то хотел это сделать такое, ну, к примеру, заменить о. Иоанна, я бы это сделал бы спокойно. У меня нет этой задачи, о. Иоанн». 2) «Церковь – воинская часть».  

[1] Школа существовала с 2000 года, когда брат покойного епископа Тихона игумен Серафим (Степанов) получил послушание её организовать и возглавить. Двенадцать лет трудов привели к серьезным результатам: более 100 учеников, восемь преподавателей, занятия по закону Божию, рисованию, краеведению, театральный кружок, два хора, старший из детей 10-15 лет и младший — из совсем маленьких детей. Домовый храм при школе, где образовался спаянный приход, возглавляемый все тем же игуменом Серафимом, которому помогали еще два священника, отец Александр и отец Дмитрий. 12 июля 2012 года в храм был неожиданно для всех назначен новый настоятель, отец Артемий Ведерников. Прихожане начали писать письма, собирать подписи, завели страничку «ВКонтакте»; учителя написали заявления об уходе — в знак протеста против смены настоятеля. Написали и в патриархию. Речь о новом настоятеле больше не шла, но игумену Серафиму пришлось написать рапорт с просьбой об увольнении (предварительно его заставили «благословить» учителей «вернуться и работать без всяких разговоров»). Два других священника попросились за штат — нервы не выдержали давления (один из них диабетик на инсулине, пару лет назад у него умерла жена, он один воспитывает троих детей).

[2] Игуменья Серафима (Голубка), прозванная в епархии «Хиросима» – бессменный казначей епархии при митр. Данииле, фактически распоряжающаяся всеми средствами приходов. Степура в настоящее время переведен с поста главы местного ФСБ.

[3] В письме речь шла о преследовании одного из священников Архангельской митрополии со стороны митр. Даниила.